Любовь Калифорнии

Автор: Сильви Симмонс


Слава Богу, что Энтони Кидис не превратился в Игги Попа, который, в свою очередь, превращается в Тома Уэйтса, судя по новому альбому. Но это немного отталкивает, когда вместо длинноволосого, мускулистого лос-анджелесского серфера вы видите жилистого, с осветленными перекисью короткими волосами, городского Игги времен 1974 года. Не помогает даже то, что группа Кидиса появляется на сцене с кавером "Search And Destroy"…

Мы находимся в Camden Palace в Лондоне. Объясню, что Camden Palace - фанк-клуб, находящийся в районе Лондона под названием Camden. Этому местечку сам Бог велел быть самым классным местом во вселенной. Ноэл и Лиам Галлахеры из Oasis родом именно отсюда. Такой клуб не то место, где вы ожидаете увидеть выступление Red Hot Chili Peppers, ведь это не место проведения огромных рок-фестивалей, где все привыкли видеть Перцев и где они сами проведут все лето с гастролями. Но сегодня здесь пройдет их "секретное" шоу, одно из массовых или маленьких шоу, с которыми группа объедет всю Европу, больше для того, чтобы избежать скучных и занудных интервью, нежели чем "привыкать" к своему новому гитаристу, потому что фактически он является и их старым гитаристом, Джоном Фрусчанте, а следовательно не нуждается в "привыкании". 

Джон, игравший на самых успешных альбомах группы Mother's Milk и BloodSugarSexMagik перед тем, как покинуть ее и отдать свое место бывшему гитаристу Jane's Addiction Дэйву Наварро, сейчас опять в строю - да, это именно он, там, на сцене, с длинными волосами, стоит рядом с Фли, и мелодичная музыка, исходящая из его гитары просто разрывает сердце на части. Джон счастлив, что вернулся, как и Фли, Чэд и Энтони счастливы его возвращению, а новый альбомом Californication ("Это о том, что Калифорнийская культура опутала своими щупальцами весь земной шар") делает их еще счастливее, потому что это лучшее, что Перцы сделали за последние четыре года. Со времени выхода их последнего альбома.

О, и Игги-ер, я имею в виду Энтони, - влюблен…

"Послушайте первый трек - это же песня про любовь! В припеве поется "Ты говоришь привет, а я соглашаюсь". Это же намек на брак! На пластинке три или четыре таких песни". 

Я говорила со всеми своими друзьями об этой пластинке, все девушки считали, что это типичная мужская запись, и все мужчины соглашались. Кроме Энтони. "Ну, все мои знакомые девушки звонили мне в Штаты и говорили, что им очень понравился альбом. Я считаю, это романтический альбом. За два или три месяца до начала записи я встретил свою девушку, и, конечно, мое сердце было переполнено любовью." Это все еще так? "Да, - смеется он, - я все еще влюблен." Женишься? "Ну, никто из членов группы не женат, кроме, как мы говорим, друг на друге".

Период, следующий за One Hot Minute 1995 года, был не лучшим в жизни группы: слухи о начале работы над новым альбомом появлялись и тут же опровергались; Энтони проходил лечение от алкогольной и наркотической зависимости, попал в аварию; Чэд попал в аварию на мотоцикле; Дэйв Наварро ушел, чтобы вернуться в Jane's Addiction, увел с собой Фли, затем, когда Jane's Addiction снова распалась, он начал проект вместе с Чэдом, а потом ушел окончательно. Перцы разваливались, или собирались это сделать, после выпуска их последнего альбома, если они вообще смогли бы собраться вместе, чтобы записать его. Что же происходило?

"Я не считаю наркотики причиной такой задержки альбома. Я не раз пребывал в реабилитационных центрах за свою жизнь, да, но я также проделывал огромную работу. Я даже не воспринимаю время между выходом альбомов, как четыре года. По мне, так мы начали работать над этим альбомом чуть больше года назад, поэтому для меня работа над пластинкой заняла год, чтобы написать, отрепетировать, записать, а предшествующие этому три года были чем-то абсолютно другим." Чем именно? "Просто жизнью, знаете? Я не думаю, что люди, состоящие в группе, должны относиться к музыке, как к продукту, только из-за расписания рекорд-компании. Для нас было важно вырасти как личности и пройти через все, чтобы стать теми, кем мы являемся сейчас."

И они действительно прошли через многое: уход Дэйва Наварро, возвращение Джона Фрусчанте, который, казалось, был настоящей копией их первого гитариста и одного из создателей группы - Хиллела Словака, лежащего сейчас в земле с героином, застывшим в венах. За те семь лет, что прошли с его ухода, Фрусчанте прошел через ад наркотической зависимости, и если бы они с Энтони снова оказались вместе, показалось бы, что так и должно было быть.

"Джон прошел через то, через что должен был пройти, так же, как и я, как и другие участники группы; это было настолько трудно, насколько только могло было быть, но, в конце концов, все трудности остались позади. Теперь то, что мы снова вместе, вселяет чувство, что все мы должны были пройти через некоторые трудности, чему-то научиться, как-то измениться. Сейчас мы очень близки и любим то, чем занимаемся, поскольку когда Джон ушел из группы, мы не были столь дружны и перестали получать удовольствие от того, что делали вместе. В настоящее время все для нас складывается просто отлично, и я не хочу думать о прошлом или о том, что ждет нас впереди".

"Знаете, наркотическая зависимость - это чудовищный и хитрый враг, который не нуждается в логических причинах. Ты просто не можешь сказать "О'кей, это плохо, это убивает, это причиняет людям боль и делает их несчастными", когда у тебя ломка, это не то, что крутится у тебя в голове. Все, что я могу сказать, у меня нет желания возвращаться к тому образу жизни и тому измененному сознанию, это так здорово - не ощущать этой заразы в себе, я думаю, то же думает и Джон. Когда бы я ни говорил с Джоном об этом, он абсолютно безразличен к наркотикам. Он так счастлив, как только может быть счастлив, слушая музыку, создавая музыку, смотря старые фильмы, читая детективы, занимаясь йогой и находясь с нами. Это было частью наших американских горок, но теперь все иначе". Так теперь с Энтони все нормально? "Да, я не употребляю наркотики уже давно".

Что же вызвало смену гитариста?

"У состава каждой группы просто должна быть своя магия, и эта магия существует, когда с нами Джон; само собой, у нас был замечательный музыкант Дэйв Наварро, но магия была другой, не той, которая подошла бы нам. Это не упрек Дэйву, потому что я действительно был рад работать с ним тогда - каким-то странным образом мы отлично уживались вместе в те времена".

"В действительности, мы никогда не расходились, но, я уверен, были времена, когда каждый задавал себе вопрос "Как это все может продолжаться? Похоже, все кончено". Когда мы поняли, что не можем больше работать с Дэйвом, и, я думаю, что тогда и Дэйв думал о том же, мы просто решили пойти каждый по своему пути. Через несколько дней я пошел к Фли обсудить, что мы будем делать дальше, а он сказал: "Как насчет того, чтобы снова играть с Джоном?". Я ответил: "Это было бы осуществлением мечты, но это маловероятно". Он сказал: "Ну, я не знаю, но у меня странное предчувствие" - и позвонил Джону. И все вернулось на круги своя."

"У Фли были с ним отношения лучше, чем у кого-либо еще: три или четыре раза мне приходилось обращаться к Джону за время его отсутствия в группе, и наше общение было трудным и натянутым. Я мог только молиться за него все это время, когда вообще был в состоянии молиться за кого бы то ни было". А как же ситуация обстоит сейчас, когда они снова вместе? "Знаете что? Прекрасно. На первых порах я думал: "О Боже, нам придется говорить о прошлом, это будет неудобно", а мы просто посмотрели друг на друга и поняли, что нам незачем обсуждать прошлые ошибки, потому что мы любим друг друга, тогда мы просто сказали: "Пошли играть". И с первой секунды их [Фли и Джона] игры мы поняли: это то, что надо. Каждый раз, когда мы играем живьем, неважно в каком настроении я нахожусь, я вдохновляюсь одной их игрой".

"Самая важная вещь, которой я научился, - продолжает Энтони, - это ожидать неожиданного. Были времена, когда я не верил, что жизнь когда-нибудь станет лучше. Я так ошибался. Никогда не знаешь, что может случиться, поэтому надо просто сохранять веру".