Джон Фрущанте

Guitarist Magazine
2002
Автор: Ал Ди Перна
Перевод: Kay 


Чудом выживший после падения в преисподнюю, Джон Фрущанте ведет Red Hot Chili Peppers в новую золотую эру с их последним альбомом By The Way.Джон Фрущанте целеустремленно двигается среди журналистов, публицистов, членов группы и служащих, собравшихся в бунгало лос-анжелесского изысканного Bel Air Hotel. Это день пресс-конференции Red Hot Chili Peppers и гитарист, одетый в клетчатые полиэстровые широкие брюки и рубашку с рисунком, находится в полной готовности. Когда Фрущанте приветлив, он выглядит поглощенным своими мыслями. Когда у него нет сильной необходимости общаться, он уходит в какой-нибудь угол и говорит тихо, но настойчиво в телефон: "И когда это дошло до второго куплета, я подумал, что необходимо немного поднять линию…". Chili Peppers заканчивают сведение их нового альбома, By The Way, с давним продюсером Риком Рубином (по-видимому, человеком на другом конце провода). "Это странно давать интервью, когда альбом еще не закончен", говорит Фрущанте.
Фрущанте играл на 3 альбомах Red Hot Chili Peppers, включая альбом 1999 года Californication, четырежды платиновом диске, который заработал группе Грэмми, поднял их на новый уровень возможности, как зрелую рок-группу, и надолго закрепил их в звездном небе рок музыки. А гитарист по-настоящему вернулся на By The Way, мастерски соединяя гитару, клавишные и впечатляющие вокальные партии так, что у группы получились наиболее хорошо отработанные песни.

Несомненно, у Red Hot Chili Peppers никогда до этого не было такого разнопланового альбома; и никогда бы не было без такого большого вклада от Фрущанте. Он даже работал с Рубином, чтобы записать особенно удачные струнные аранжировки для альбома.
"Джон по-настоящему вдохновил нас подняться на следующий уровень на этом альбоме", говорит барабанщик группы Чед Смит. "На Californication он только собрал нас и начал сразу писать музыку. Но у нас не было времени, чтобы опять воссоединиться в персональном и музыкальном плане вплоть до турне, путешествия вместе и проведения времени дома. Химия нашей группы очень важна. И сейчас Джон - настоящий ключ, интегральная часть нашей новой музыки, что мы пишем".
"Я хотел, чтобы этот альбом имел больший размах, больше различного звучания и большего развития в аккордных прогрессиях", объясняет Фрущанте. "Но я также хотел, чтоб он был более веселый". 

Легкая неуверенность и нечеткое произношение его речи это единственный легко заметный признак сильной героиновой зависимости во время 90-х. Он провел шесть лет вне группы, с 1992 по 1998 года - затянувшийся потерянный уик-энд, во время которого, среди других "подвигов", Фрущанте умудрился сжечь собственный дом на Голливудских Холмах. Он настораживает жизнерадостными утверждениями о том, что провел много времени в компании с привидениями, духами и астральными телами, некоторых из которых он считает своими близкими друзьями. Но сейчас гитарист здоров и вернулся в царство жизни. "Когда вы сравниваете, где Джон был в его жизни и где он сейчас, это невероятно", говорит Чед Смит. "Он действительно был в тяжелом положении. Это чудо, что он жив, не говоря о том, какой чудесной творческой личностью он сейчас является".
Если есть доля правды в старой поговорке о том, что страдание полезно для искусства, то путешествие Фрущанте через забвение должно было повысить его способности. В этом гитарист напрашивается на сравнение с Брайаном Уилсоном, бывшим талантливым лидером Beach Boys, также употреблявшем наркотики. Аналогия особенно сходна, так как By The Way изобилует солнечными южно-калифорнийскими хорошими вибрациями. Фрущанте легко признается, что серф-музыка и поп-музыка 60-х оказали на него наибольшее влияния во время сочинения и записи альбома.
"Рик Рубин и я собирались вместе каждый день, а у него были все эти диски с хитами АМ-радио 60-х. Там были вещи от The Mamas And The Papas и песни как Cherish от Association и Georgie Girl [The Seekers]. И все эти песни о гармонии. Я много практиковался гармонизировать мелодии в прошедшие полтора года. Мой друг Джош и я сидели без дела и пели песни Beatles, или Velvet Underground, Jesus, которые несут гармонию в себе. И все, о чем мы могли думать, имело гармонию".

Трудно представить участника Red Hot Chili Peppers, поющего такую типично не мужскую поп-песню, как Georgie Girl. Но творческие искания для идеального рок альбома идут многими странными путями. "Я всегда чувствовал определенную женственность в нашей музыке", говорит Фли, миниатюрный басист Red Hot Chili Peppers. "Но я полагаю, это не сильно слышно, когда это очень громко, искажено и jammy [полагаю, что это слово означает "сымпровизировано" - К.]. Для меня большая разница на By The Way - помимо того, что он более "слоеный", чем любая другая наша пластинка - то, что он менее jammy. Там больше песен и меньше соло и импровизации. Определенно импровизация имеется в структуре песни. Но структура намного более, м-м-м, структурна".
Несомненно, никогда пластинка Red Hot Chili Peppers не была менее фанковой. Хотя Фли и Чед Смит, несомненно, сохраняют ритм, развитые аккордные прогрессии стоят на повестке дня. Это тоже должно приписываться влиянию Фрущанте.
"Я думал над созданием плотных аккордов. Я старался сделать гитару немного невозможной, чтобы звучать правильно. И когда она не звучит так, я все переделываю, делаю много стретчей и т.д., добавляю много дополнительных нот и аккордов".

"Я научился многому во время создания этого альбома, изучая Чарльза Мингуса. Изучая его аккордную прогрессию. Я проштудировал много музыкальной литературы, о том, как различные люди создают аккордную прогрессию. Beatles, Burt Bacharach…такие вещи, которые я не смог бы воспринять на слух. Это начало менять то, как я играю на гитаре. Джонни Марр оказал большое влияние на то, чтобы просто начать думать о гитаре по-другому".
Сосредоточенность на аккордной прогрессии завела Джона Фрущанте далеко от обыкновенного исполнения композиций. "Такие музыканты, как Джимми Пэйдж и Джими Хендрикс были моими богами все время, что я играю. Я также люблю раннюю игру Эдди Ван Халена. Но я не чувствую, что их игра смогла развиваться бы дальше в техническом и музыкальном направлении. И я не вижу, что эти исполнители стали играть с новой позиции. Поэтому я начал черпать вдохновение от электронных исполнителей - программируемой музыки, начиная с Kraftwerk. Это еще один путь создания мелодий, который гитаристы не используют. Все время, что мы провели в туре в поддержку Californication, я практиковался играть электронную музыку". В то время как большая часть альбома была записана группой, как обычно, Фрущанте тесно работал с Кидисом над совершенствованием некоторых песен. "Джон и я собирались вместе в его номере в Chateau Marmont [старинный шикарный отель для рок-звезд в Западном Голливуде], где он жил в то время", говорит Кидис. "И мы работали над некоторыми неясными моментами вместе. Например, над песней Cabron, которая звучит так, будто написана для гитары фламенко. Я очень люблю её безумную энергию".

"Я брал домой черновую копию и начинал думать над вокальными линиями, сопровождающими музыку. Джон и я очень любим doo wop - вокал 50-х. Я чувствовал какую-то энергию, но с мексиканским привкусом, потому что душа Лос-Анджелеса наполнена мексиканцами. Так что поэтому я начал петь такие doo wop мелодии для этой безумной акустической гитары. Я показал песню группе, и Чеду и Фли потребовалось время, чтобы найти свои места в ней, потому что она была совсем другая и странная для нас".
Сейчас, когда Chili Peppers находятся так высоко, легко забыть, что они совсем не жили так в 80-х. В 1988 году, вскоре после релиза третьего альбома группы, The Uplift Mofo Party Plan, их первый гитарист Хиллел Словак был найден мертвым из-за передозировки героина в его голливудской квартире. Барабанщик Джек Айронс решил покинуть группу вскоре после смерти гитариста. Фли и Кидис нашли Чеда Смита и Джона Фрущанте. Фрущанте, будучи огромным поклонником Chili Peppers, внезапно обнаружил себя играющим на гитаре в группе, на которую он часто приходил посмотреть в лос-анжелесские клубы. В 1989 году новый состав участников выпустил Mother's Milk, альбом, который, как сейчас говорит Фрущанте, он ненавидит.

"Он был нашим главным 'мачо' альбомом", говорит он. "Я не очень проникаюсь теми эмоциями. Я помню, когда присоединился к группе, имел очень ограниченное представление о том, что они пытались сделать, и я только пытался приспособиться к этому. Но в то время я начал узнавать, какую музыку они любят и каким идеям они привержены. Когда я первый раз увидел Фли, одетого в футболку Talking Heads, то сказал, круто, и он тоже в этом. И я начал понимать, что мы можем сделать что-то более разноплановое, чем то, что они делали".
Новый состав по-настоящему соединился на BloodSugarSexMagik. Он ознаменовал начало их продолжающегося до сих пор сотрудничества с Риком Рубином, который сделал себе имя и в хип-хоп, и в металлическом мире, как продюсер и как со-основатель записывающей компании Def American Records. Человеком, который будет отличаться продюсированием разных музыкальных стилей. 
"Для меня, BloodSugar - это первый раз, когда записали то, что мы, собственно говоря, делаем", говорит Фли. "Мы никогда не делали этого раньше. В прошлом нас всегда пугала перспектива работы в студии. Там было натянутая и чуждая атмосфера".
Их первый выпущенный на Warners альбом, BloodSugarSexMagik, стал также для Chili Peppers первым мультиплатиновым успехом, диск перенес их на новый уровень славы и признания. Но путь Chili Peppers никогда не был гладким. Вскоре после того, как альбом был завершен, Фрущанте покинул группу, ссылаясь на неспособность выдерживать давление тура.

Это было начало длинного периода интенсивной психологической борьбы для гитариста, который уже серьезно увлекся наркотиками. Временно он совсем перестал играть, начал рисовать и глубоко погрузился в мир сверхъестественного. Его влечение к паранормальным явлениям началось во время записи BloodSugarSexMagik.
"Когда я играл на гитаре, я играл в игру с собой. Я говорил, я собираюсь покинуть мое тело сейчас. Я собираюсь продолжать держать гитару и записывать, что играю, но я не собираюсь быть здесь. У меня просто появилась настоящая вера в духовные силы, владеющие моим телом. У меня в детстве всегда были голоса в голове, но сейчас я начал получать огромное количество голосов. Они разговаривают со мной, рассказывают мне о будущем. Они говорят, что что-то произойдет через две минуты. И что бы они ни сказали, происходит. Они делают все эти вещи, чтобы показать мне, что они точно понимают будущее и могут его видеть.
Потому что будущее уже случалось много раз. Они не живут в измерении, где есть время, они вроде как используют энергию от людей, живущих в измерении, где есть время".

"В то время как я покинул группу, я посвятил себя только магическому прогрессу. Я сделал целью своей жизни достичь более плотного контакта со всеми этими существами. И я это сделал. Я, в действительности, достиг этой точки спустя пять лет, когда временами я мог сидеть в комнате с привидениями и астральными телами около получаса, затрачивая неимоверные усилия концентрации. Я мог делать это каждый день, по крайней мере, полчаса".
Из всех Chili Peppers только Фли контактировал с Фрущанте в течение шести лет, которые тот провел вне группы.
"Я не очень-то ясно мыслил в то время", признается Фрущанте, "но у меня и в мыслях не было, что Фли и я когда-нибудь перестанем играть вместе. Он приходил, и мы джемовали время от времени. А когда я стал наркоманом, это нас разделило. Мы продолжали оставаться друзьями, но два человека не могут иметь крепкие отношения, когда один из них наркоман. Мы пару раз принимали наркотики вместе, но он никогда не был наркоманом. Есть разница между тем, кто принимает наркотики раз в пару месяцев и тем, кто делает их своей жизнью. Для меня они были моей жизнью. Для Фли - всего лишь развлечением. Потом он перестал принимать их даже ради развлечения. Он вступил на праведный путь. Я же подошел к краю настолько близко, насколько это можно было сделать".
Пока Фли поддерживал сострадательную дружбу со своим проблемным другом во время отсутствия его в группе, Chili Peppers продолжали работать, несмотря на трудности со сменяющими друг друга гитаристами: Джесс Тобиас, Эрик Маршалл и Дэйв Наварро. Они выпустили в 1995 году One Hot Minute с Наварро. Но вскоре после этого по обоюдному согласию было решено, что гитарист покинет группу.

"С Дейвом не получалось работать", говорит Фли. "Было очевидно для нас всех, что у нас не было крепких чувств". Чед Смит вспоминает разговор с Наварро, незадолго до того, как гитарист окончательно покинул группу. "Дэйв сказал мне, что кого вы должны вернуть, так это Джона. Он единственный, кто подходит для группы".
Фли возглавил возвращение Фрущанте в группу вскоре после выхода гитариста из реабилитационного госпиталя в начале 1998 года. Когда он неожиданно предложил Фрущанте вернуться, тот не сомневался. "Я точно знал, что хочу вернуться в группу. Несмотря на то, что был не уверен насчет Энтони". Кидис чувствовал себя преданным уходом в 1992 году Фрущанте из группы, и он порвал все отношения с гитаристом. "Мы оба имели в течение нескольких лет зуб друг на друга ", вспоминает Фрущанте. "Мы не разговаривали".
Но в 1998 году, когда Фрущанте предложили вернуться в Chili Peppers, многое изменилось. Кидис сам прошел через тяжелую борьбу с героиновой зависимостью. У обоих было время, чтобы остыть и преодолеть гнев. Говорит Фрущанте: "Когда Энтони и я в итоге встретились, то мы оба увидели, как сильно каждый из нас изменился, мы опять очень любим друг друга".
Связь Фрущанте с группой стала прочнее во время церемонии награждения Californication Грэмми. Успех этого альбома показал главную перемену общественного восприятия Red Hot Chili Peppers. Тогда как раньше они считались симпатичными, смешными, панк-фанковыми приколистами, то сейчас они стали чем-то вроде классической рок-группы.
"Я думаю, что семена этой перемены были посеяны на BloodSugarSexMagik", говорит Фли. "К тому времени, как вышла Californication, у нас было несколько успешных альбомов. Стало очевидно, что предыдущие альбомы, что мы записали, повлияли на многие группы. Я полагаю, что общественность восприняла нас уже не только, как придурков с носками на членах, но и как ребят, очень заботящихся о написании музыки и старающихся играть, как можно лучше". 

Chili Peppers находились в лучшей форме, когда они вошли в Cello Studios на бульваре Сансет в Голливуде, чтобы начать работать над альбомом By The Way. У Фрущанте было ясное представление о том, как должны звучать гитары - слои и слои принципиально чистого звука.
"Я использовал эхо во многом на этом альбоме, чего раньше никогда не делал", говорит он. "Это одно из главных отличий в звучании гитары. Я был очень вдохновлен серф-музыкой, которую слушал. Я использовал Fender spring reverb [эффект - К.]. Потом ближе к концу работы над альбомом, во время сведения, для пары песен я начал использовать педаль Electro-Harmonix Holy Grail [цифровое эхо] ".
Для альбомных сессий гитарист главным образом использовал Fender Stratocaster'62 с грифом из розового дерева. Чистые тоны были важны, как объясняет Фрущанте, "потому что я играл много более плотных аккордов, чем стандартные трезвучия или что-то в этом роде, и я хотел, чтобы получались четкие промежутки между ними. Я не сильно использую distortion [эффект - К.], кроме как для соло, фидбэка и т.п. Пару раз, я использовал Gibson SG прямо с Marshall, чтоб получить самый лучший distortion. Мой любимый гитарист Бернард Самнер из Joy Division [позже с New Order и Electronic] и он это делал".
На By The Way Фрущанте использовал 200-watt Marshall Major и 100-watt Marshall Super Bass.

Он большей частью работал с одним из них в стерео конфигурации с другим гитарным усилителем, обычно Fender Showman с кабинетом Marshall. Для акустических партий он использовал несколько Taylors. "У меня даже нет ни одной собственной", он добавляет. "Мы просто брали их напрокат. Они хорошо звучат. В песне Cabron акустическая гитара доминирует. Мне очень это нравится. Я изучал недавно много вещей Джонни Марра и кажется, что он тоже это всегда использовал. Также много доминирующей акустической гитары на альбоме Aqualung группы Jethro Tull, который я слушал перед тем, как написать Cabron".

DigiTech цифровой delay [эффект - К.] является отличительной чертой Don't Forget Me. Большой сделанный в Германии modular синтезатор тоже одна из любимых игрушек Джона на сегодняшний день. Он использовался для обработки некоторых гитарных партий для Throw Away Your Television и Don't Forget Me.
С точки зрения лирики Кидис описывает большинство мелодий на By The Way, как любовные песни. "Я смутно чувствую, что они либо о влюбленности, либо о желании влюбиться. Это определённо то, что я чувствовал в последний год. Глубокое чувство желания любви в моих ежедневных впечатлениях". Песня Don't Forget Me написана об отчасти универсальной и мистической любви, которая, как говорит Кидис, поддерживала его в тяжелые дни наркотической зависимости. "Она о духе универсальной любви и духе бога. Все, что это бы для вас ни значило. Я не имею в виду религиозный смысл. Давайте назовем это энергией или красотой. Эта энергия повсюду. Она не уходит от людей, даже если они идиоты, неудачники и наркоманы. Для меня эта красота была всегда, даже когда я умирал. Она бесконечна. Она есть и в тюремных камерах. Она есть в океане. Она есть во всех нас. Она там, где ты родился и там, где ждешь свою смерть".
Заглавный трек альбома больше о любви Кидиса к городу. "By The Way", говорит он, "о цвете любой ночи Лос-Анджелеса. О том, что происходит на улицах - от преступлений, происходящих на стоянке для автомобилей, до истории о маленькой сексуальной девушке по имени Дэни, поющей песни парню, в которого она влюбилась. Эта лирика создает определенную атмосферу. Просто набросок общей картинки, а не целого сюжета. Чувство, вдохновившее меня на мелодию припева, в том, что кто-то ждет, надеется и хочет установить отношения с другим человеком. Романтические отношения. Или чувство, Вот это будет ночка?".

Песни Red Hot Chili Peppers всегда тесно связаны с Городом Ангелов. "Мне всегда нравится общаться с ЛА, потому что это парадокс земли", говорит Кидис. "ЛА - самое странное, но также и самое замечательное место в мире".